Определение верховного суда 2020 осаго

Указано, что при наступлении страхового случая потерпевший обязан уведомить страховщика о его наступлении в установленные сроки, и направить страховщику заявление о страховом возмещении с приложением документов, предусмотренных Правилами ОСАГО, а также представить на осмотр поврежденное в результате ДТП транспортное средство и/или иное поврежденное имущество. Если потерпевшим не представлено поврежденное имущество или его остатки для осмотра и (или) независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) в согласованную со страховщиком дату, страховщик согласовывает с потерпевшим новую дату осмотра и (или) независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества или его остатков. Если потерпевший повторно не представляет поврежденное имущество или его остатки, результаты самостоятельно организованной потерпевшим независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества или его остатков не принимаются для определения размера страхового возмещения.

В заявлении о страховом возмещении потерпевший должен, помимо прочего, сообщить о другом известном ему на момент подачи заявления ущербе, кроме расходов на восстановление поврежденного имущества, который подлежит возмещению (например, об утрате товарной стоимости, о расходах на эвакуацию транспортного средства с места дорожно-транспортного происшествия и т.п.). Разъясняется также, что передача документов страховщику может осуществляться только способами, обеспечивающими фиксацию их направления и доставку адресату.

В Постановлении также рассмотрены вопросы, касающиеся, в числе прочего:

порядка заключения договора ОСАГО;

оформления документов о ДТП в отсутствие сотрудников полиции;

перечня лиц, имеющих право на получение страхового возмещения по ОСАГО;

обязанностей страхователей и потерпевших в случае наступления страхового случая;

прямого возмещения убытков;

выплаты страхового возмещения и осуществления восстановительного ремонта;

особенностей осуществления страхового возмещения в связи с повреждением легкового автомобиля, находящегося в собственности гражданина и зарегистрированного в РФ;

ответственности страховщика за нарушение сроков выплаты страхового возмещения.

ВС РФ обновил разъяснения по ОСАГО

asbesto_cemento / Shutterstock.com

Особенности применения судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств уже разъяснялись Верховным Судом Российской Федерации – в Постановлении Пленума от 29 января 2015 г. № 2 (далее – Постановление № 2). Однако уже после принятия данного документа в Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее – закон об ОСАГО) были внесены существенные изменения. Так, с 1 января текущего года страховщики обязаны заключать договор ОСАГО в электронном виде с каждым лицом, обратившимся с соответствующим заявлением. С 28 апреля применяется правило о приоритете натурального возмещения причиненного ряду автомобилей в результате ДТП вреда (п. 15.1 ст. 12 закона об ОСАГО).

В связи с этим ВС РФ утвердил новое постановление – Постановление Пленума ВС РФ от 26 декабря 2017 г. № 58 (далее – Постановление). Документ содержит в себе не только рекомендации по применению нововведений, но и уточненные позиции Суда по применению норм, уже действовавших на момент вынесения предыдущего постановления, хотя большинство положений Постановления № 2 перенесено в него все же практически без правок. Среди наиболее важных можно выделить новые разъяснения по следующим вопросам.

Заключение договора ОСАГО. По общему правилу, заключение договора подтверждается наличием страхового полиса. Поскольку информация обо всех заключенных в электронном виде договорах ОСАГО должна включаться в автоматизированную информационную систему обязательного страхования (ст. 30 закона об ОСАГО), ВС РФ рекомендует судам учитывать сведения о факте заключения договора и его условиях, представляемые профессиональным объединением страховщиков. В то же время отсутствие в указанной системе сведений о страховом полисе само по себе не может являться безусловным доказательством неисполнения обязанности по заключению договора страхования, этот факт должен оцениваться в совокупности с другими доказательствами, подчеркнул Суд (п. 8 Постановления).

Сообщение страхователем при заключении договора ОСАГО в электронном виде недостоверных сведений с целью уменьшения размера выплачиваемой страховщику страховой премии, напомним, не является основанием для признания договора незаключенным и не освобождает страховщика от обязанности выплатить страховое возмещение при наступлении страхового случая. Но произведенную по такому договору страховую выплату страховщик может взыскать со страхователя в порядке регресса. Также – вне зависимости от наступления страхового случая – страховщик имеет право на взыскание неосновательно сбереженной страхователем в связи с представлением недостоверных сведений суммы (абз. 6 п. 7.2 ст. 15 закона об ОСАГО). Однако если указанная сумма будет взыскана страховщиком до наступления страхового случая, он утрачивает право на предъявление регрессного требования к страхователю, так как страховая премия уплачена в полном объеме, считает ВС РФ (абз. 3 п. 9 Постановления).

Обращение к страховщику. Заявление о страховом возмещении или прямом возмещении убытков и другие, необходимые в соответствии с Правилами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, направляются страховщику или его представителю (абз. 3 п. 1 ст. 12 закона об ОСАГО). Перечень представителей страховщика, уполномоченных на осуществление страхового возмещения или прямого возмещения убытков, должен выдаваться страхователю одновременно со страховым полисом под расписку, отметил Суд (п. 21 Постановления). При этом во всех направляемых после подачи заявления о страховом возмещении документах должны содержаться сведения об этом заявлении, например указание на подразделение страховщика, в которое оно подано (п. 22 Постановления). Такое же правило, по мнению ВС РФ, страхователю нужно соблюдать и при подаче претензии страховщику в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением им своих обязательств. Предполагается, что это позволит страховщику соотносить поступившие документы с предыдущими обращениями данного страхователя.

Прямое возмещение убытков. Начиная с 26 сентября 2017 года прямое возмещение убытков, то есть предъявление потерпевшим требования о возмещении вреда своему страховщику, возможно в случае столкновения не только двух, но и большего количества транспортных средств (подп. «б» п. 1 ст. 14.1 закона об ОСАГО). Поскольку этот порядок применяется, только если гражданская ответственность владельцев всех ТС, пострадавших в ДТП, застрахована, Суд пояснил, как осуществляется страховое возмещение в случае, когда причинителем вреда не заключен договор ОСАГО. Указано, что вред, причиненный имуществу потерпевших, возмещается владельцами транспортных средств (по правилам, предусмотренным гл. 59 ГК РФ), вред жизни и здоровью – профессиональным объединением страховщиков, а при недостаточности соответствующей компенсационной выплаты для полного возмещения вреда – его причинителем (п. 27 Постановления).

Восстановительный ремонт. ВС РФ отметил, что, помимо организации и оплаты восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства, страховщик должен возместить потерпевшему – на основании его заявления – ряд иных расходов, в частности – на эвакуацию автомобиля с места ДТП, доставку пострадавшего в нем лица в больницу, проведение работ по восстановлению дорожных знаков и ограждений и т. д. (п. 50 Постановления). При этом расходы, необходимые для того чтобы привести автомобиль в доаварийное состояние, но не предусмотренные Единой методикой определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, не включаются в страховое возмещение. Такими расходами, по мнению Суда, является, например, восстановление аэрографии или других нанесенных на машину рисунков (п. 39 Постановления).

Если страховщик не исполняет свои обязательства по организации ремонта, потерпевший вправе обратиться в суд с иском о взыскании страхового возмещения в форме страховой выплаты либо о понуждении страховщика к совершению требуемых действий, в том числе к выдаче направления на ремонт, указал ВС РФ (п. 52 Постановления). Кроме того, в этом случае может применяться так называемый астрент (ст. 308.3 ГК РФ) – суд вправе присудить в пользу потерпевшего денежные средства на случай неисполнения судебного акта.

Особое внимание уделено в Постановлении расчету стоимости восстановительного ремонта. Суд подчеркнул, что в отличие от общего правила, согласно которому размер расходов на замену комплектующих деталей определяется с учетом износа (п. 19 ст. 12 закона об ОСАГО), оплата стоимости обязательного восстановительного ремонта производится страховщиком без учета износа (п. 59 Постановления). Как отметил секретарь Пленума ВС РФ Виктор Момотов, это правило – своего рода компенсация для владельцев ТС, которые не могут выбрать такой способ страхового возмещения, как получение страховой выплаты. Как отмечалось выше, с 28 апреля вред, причиненный легковому автомобилю, который находится в собственности физического лица и зарегистрирован в Российской Федерации, возмещается, за исключением ряда случаев, только путем проведения восстановительного ремонта (п. 15.1 ст. 12 закона об ОСАГО).

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

О позиции ВС РФ по вопросам применения норм Гражданского кодекса о перемене лиц в обязательстве на основании сделки узнайте из новости.

Уступка требования. ВС РФ напомнил, что передача прав потерпевшего (выгодоприобретателя) по договору ОСАГО возможна только с момента наступления страхового случая. Причем новый выгодоприобретатель может получить возмещение при соблюдении таких же, как были предусмотрены для первоначального выгодоприобретателя, условий. Например, он должен уведомить страховую компанию о наступлении страхового случая, направить заявление о страховой выплате, представить имущество для проведения технической экспертизы, направить претензию, если это не сделал предыдущий выгодоприобретатель (п. 73 Постановления).

Такие права, как право потерпевшего на возмещение вреда жизни и здоровью, компенсацию морального вреда, получение взысканного со страховщика штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований потерпевшего и аналогичного штрафа за неисполнение требований потребителя не подлежат передаче по договору цессии. Однако уже присужденные суммы компенсации морального вреда и указанных штрафов могут быть переданы любому лицу, считает Суд (п. 71 Постановления).

Процессуальные вопросы. Ряд новых разъяснений посвящен процессуальным особенностям рассмотрения споров, связанных с договорами ОСАГО. Отмечается, в частности, что обязательный досудебный порядок урегулирования споров считается соблюденным, если потерпевший не просто направил страховщику претензию и все необходимые документы, но и указал в них сведения, которые позволят соотнести претензию с предыдущими обращениями. В случае подачи иска о взыскании не только страхового возмещения, но и неустойки или иной финансовой санкции досудебный порядок считается соблюденным, если потерпевший обращался к страховщику лишь с требованием о страховой выплате (п. 93, п. 98 Постановления). Если же требования о взыскании неустойки и финансовой санкции заявляются после вступления в силу судебного решения о выплате страхового возмещения, потерпевший обязан направить их страховщику до обращения в суд. Кстати, при заявлении нескольких исков по одному договору нужно иметь в виду, что суд может признать такое деление требований искусственным и отказать в возмещении понесенных судебных издержек, сославшись на злоупотребление истцом процессуальными правами (п. 102 Постановления).

satyrn-908 › Блог › Верховный суд встал на сторону владельцев ОСАГО. Обзор пяти дел

Что разрешено страхователям с точки зрения высшей судебной инстанции
Москва. 27 ноября. INTERFAX.RU — Страховщики продолжают при малейшей возможности уклоняться от выплат по полисам ОСАГО, а суды не всегда могут распознать злоупотребления, свидетельствуют материалы новой серии «страховых» судебных споров, которые дошли до Верховного суда (ВС) РФ. Эксперты отмечают, что кассационная инстанция остается на позиции защиты интересов слабой стороны — страхователя и отчасти нивелирует влияние лоббистов на законодательство. Отраслевые эксперты в свою очередь опасаются, что решения ВС открывают новые возможности для злоупотреблений «недобросовестных страхователей».

На протяжении ноября Верховный суд опубликовал серию кассационных определений по делам, в рамках которых автовладельцы оспаривали отказы страховых компаний выплатить компенсации по ОСАГО. Эти дела объединяет то, что во всех случаях суды районного звена удовлетворяли требования к страховщикам, после чего апелляция эти решения отменяла. Верховный суд разобрал ошибки судов второй инстанции и вернул им все пять дел на пересмотр.
Страховщик не может диктовать условия осмотра

Первое из этих пяти дел касается ситуаций, когда владелец имеет право не доставлять поврежденную машину в страховую компанию и заказать оценку ущерба самостоятельно.

Это актуальная проблема, считают эксперты. Мошенники зачастую приглашают представителя страховщика на осмотр в населенный пункт, расположенный в сотнях километрах от областного центра, заведомо зная, что никто туда не поедет, сказал «Интерфаксу» заместитель гендиректора СК «МАКС» Виктор Алексеев.

В случае, который рассмотрел ВС, хозяин автомобиля Mitsubishi Pajero, у которого в результате аварии разбилось в том числе и стекло, не поехал в офис страховой компании, несмотря на два вызова, проигнорировал и приглашение приехать для согласования осмотра, высланное уже после отправки претензии и проведения экспертизы. «Росгосстрах» на этом основании платить не стал.

Это неправомерно, решили судьи ВС. Если машина повреждена настолько, что эксплуатировать ее нельзя (даже если просто разбито стекло), то страховщик должен организовать осмотр на территории пострадавшего в течение пяти дней. Не должна страховая компания требовать и доставки аварийной машины на эвакуаторе, вводя ее владельца в дополнительный расход. В противном случае потерпевший при любых повреждениях машины признавался бы способным транспортировать его к страховщику, что противоречит закону об ОСАГО, отметил ВС в своем определении. А раз компания не удосужилась организовать осмотр, то потерпевший вправе самостоятельно обратиться за экспертизой, и страховщик должен будет признать ее результаты, резюмировали судьи.

Читать еще:  Как заменить водительское удостоверение в Ростове-на-Дону

Представители страховой индустрии опасаются, что это решение создаст им серьезные сложности. «Потерпевшего дважды приглашали на осмотр, после чего ему предложили приехать для согласования даты, времени и места осмотра — это вполне разумные действия», — сказал «Интерфаксу» начальник управления методологии урегулирования убытков Российского союза автостраховщиков (РСА) Андрей Маклецов. Теперь же автоюрист мог бы сослаться на решение ВС, указав, что раз суд вернул дело, то потерпевший, который игнорировал предложение страховщика, прав. «Данное решение мы не можем оценить как благоприятное для страховщиков», — отметил он.
Утраченному праву на экспертизу — еще несколько месяцев

Второе дело — тоже «росгосстраховское». Компания отказалась выплатить страховое возмещение пострадавшему, когда тот представил результаты самостоятельно заказанной экспертизы ущерба. «Росгосстрах» посчитал, что такого права у хозяина машины уже не было, так как 4 июля 2016 года вступил в силу запрет на такие действия (ст. 12 закона об ОСАГО), а авария произошла 22 июля 2016 года.

Это неправильный подход, указал ВС. В подобных случаях судам следует обращать внимание не на дату ДТП, а на момент заключения договора, разъяснила кассационная инстанция. А бумага эта была подписана до изменения 12-й статьи закона об ОСАГО.
www.interfax.ru/business/…ps%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Подобные ситуации возникают в периоды внесения изменений в профильное законодательство, когда и страховщик, и потерпевший не всегда понимают, какие нормы закона об ОСАГО работают в зависимости от дат, фигурирующих в деле (дата ДТП, дата заключения договора, дата вступления в силу изменений в закон об ОСАГО), считают в РСА.

При этом подход ВС союз приветствует. «Решение суда затруднит поиск лазеек между датами для предъявления неправомерных требований», — сказал Маклецов из РСА. Бывают, по его словам, и добросовестные заблуждения, неверное понимание нововведений.

«Нужно отказаться от поправок в закон об ОСАГО в нынешних реалиях, чтобы дать практике устояться и избежать неправомерных претензий, основанных на различном понимании нововведений», — резюмировал сотрудник РСА. Впрочем, директор судебно-правового департамента Страховой компании «Согласие» Анна Полина-Сташевская считает, что определение ВС по этому делу четко основано на положениях действующего законодательства.
Ущерб можно обосновать непосредственно в суде

В центре третьего спора оказался отказ страховой компании «ВСК» платить из-за неполного пакета документов, который направил автовладелец. В последовавшем затем судебном процессе размер ущерба был установлен, страховщик его не оспаривал. А раз так, то лишать права на страховое возмещение нельзя, решил ВС. Можно отклонять только дополнительные требования: компенсацию морального вреда, неустойку штраф и пр., следует из кассационного определения.

«Верховный суд принял обоснованное решение», — считает Полина-Сташевская. Не согласен с ней Алексеев из СК «МАКС», у которого решение Верховного суда вызывает серьезные опасения. По его мнению, суд должен установить не только ущерб, но и документально подтвердить сам факт аварии, иначе все «пьяные» наезды на препятствия могут превратиться в ДТП.

«Злоупотребления по таким ситуациям были и раньше, а на фоне отмены с 20 октября справки о ДТП (так называемая форма №154 — ИФ) можно получить всплеск сфальсифицированных ДТП», — предупреждает он. «Действия недобросовестных страхователей могут быть весьма неприятны», — опасаются в РСА. Представители РСА видят в этом почву для конфликтов и роста числа обращений в суд.
Страховщик не может отказать в выплате вместо банкрота

В четвертом деле виновник ДТП был застрахован в страховой компании «Оранта», у которой отозвали лицензию 29 апреля 2015 года. Потерпевший обратился к своему страховщику — «СК Мегарусс-Д» — за компенсацией, но получил отказ.

Так делать нельзя, указал ВС. Страховая компания потерпевшего в подобных случаях должна заплатить, а потом может обратиться за компенсацией в профессиональное объединение страховщиков, следует из кассационного определения.

Это уже устоявшаяся практика. Если виновник ДТП был застрахован у страховщика, у которого затем отозвали лицензию, мы направляем заявку на акцепт, а затем выставляем требование на оплату в РСА, говорит Алексеев. По его словам, не было случая, чтобы РСА отказал в компенсации.

По закону об ОСАГО, в этом случае потерпевший обращается за прямым возмещением убытков, а страховщик затем обращается в РСА. Такая практика существует с 2014 года, когда вступили в силу соответствующие поправки, отмечают в союзе страховщиков: «Таким образом выплачивается около двух третей всех компенсационных выплат — безо всяких судов, просто по закону».
Доверенность — это тоже владение

Пятое дело возникло из-за отказа страховой компании «Гелиос» компенсировать автовладельцу ущерб от аварии, в которую попали два его автомобиля. Автомобиль Toyota, где хозяин был за рулем сам, ударил Mercedes, которым управляли по доверенности.

Суды двух инстанций поддержали страховщика на том основании, что кредитор и должник в случае такой аварии едины в одном лице, но ВС направил дело на новое рассмотрение. Он указал, что водитель Mercedes владел машиной в момент ДТП и, значит, на него распространяются все связанные с владением обязанности. «Отказывая в удовлетворении исковых требований, судебные инстанции не указали каких-либо норм, в силу которых страховщик освобождался бы от выплаты страхового возмещения в случае причинения лицом, ответственность которого застрахована, вреда имуществу другого лица», — говорится в определении ВС.
Работа над ошибками

Эту серию дел объединяет то, что страховые компании допустили явные злоупотребления, а нижестоящие суды не смогли их распознать, отмечают эксперты. «Верховный суд в целом остается на позиции защиты прав страхователя, как слабой стороны», — сказал «Интерфаксу» адвокат Алексей Михальчик.

В последнее время под давлением лоббистов страховой отрасли происходит дрейф законодательства не в пользу пострадавших, отметил он. «Требования к страхователям ужесточаются под предлогом борьбы с мошенниками, но в результате мы получаем формулировки закона, de facto устанавливающие презумпцию недобросовестности лица, обратившегося за получением страховой выплаты», — сказал Михальчик.

Но практика ВС, по его словам, отчасти нивелирует эту тенденцию. «В указанных судебных актах совершенно правильно разъясняется, что основополагающим обстоятельством для страховщика является факт ущерба, а не сопутствующие формальные обстоятельства», — отметил Михальчик.

«Эти решения Верховного суда пресекают злоупотребления, допущенные страховыми компаниями», — отметила руководитель юридического отдела юридического бюро «Падва и Эпштейн» Татьяна Манакова. При этом, по ее словам, они почти полностью основаны на разъяснениях, которые ВС дал в постановлении от 29 января 2015 года №2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств». Значит, резюмирует Манакова, ожидать изменения судебной практики не стоит.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27.02.2018 N 18-КГ17-257

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 27 февраля 2018 г. N 18-КГ17-257

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н. и Киселева А.П.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Арепьевой Ольги Владиславовны к ОАО «Национальная Страховая Компания Татарстан», Восканяну Араму Грачовичу о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия,

по кассационной жалобе Арепьевой Ольги Владиславовны на решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 6 октября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 21 марта 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Арепьева О.В. обратилась в суд с иском к открытому акционерному обществу «Национальная Страховая Компания Татарстан» (далее — ОАО «НАСКО», страховая компания) о взыскании страхового возмещения в размере 167 431,54 руб., компенсации морального вреда в размере 5 000 руб., штрафа в размере 83 715,77 руб., к Восканяну А.Г. — о взыскании ущерба в размере 127 671,03 руб., компенсации морального вреда в размере 5 000 руб., а также о взыскании с ответчиков пропорционально удовлетворенным требованиям расходов на нотариальное удостоверение доверенности в размере 1 500 руб., на оплату юридических услуг в размере 25 000 руб. и стоимости независимой экспертизы в размере 9 000 руб.

В обоснование требований Арепьева О.В. ссылалась на то, что в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 22 августа 2015 г. по вине Восканяна А.Г., принадлежащему ей транспортному средству «Audi A4» причинены механические повреждения. ОАО «НАСКО» в порядке прямого возмещения ущерба выплатило страховое возмещение в размере 232 568,46 руб. Согласно заключению независимой технической экспертизы размер ущерба, включающий утрату товарной стоимости, превышает не только размер страхового возмещения, выплаченного страховой компанией, но и лимит ответственности страховщика, установленный статьей 7 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО). Претензии, направленные ответчикам, оставлены ими без удовлетворения, что послужило основанием для обращения в суд с настоящим иском.

Решением Прикубанского районного суда г. Краснодара от 6 октября 2016 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 21 марта 2017 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Арепьева О.В. ставит вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н. от 18 января 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит кассационную жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Такие нарушения допущены при рассмотрении данного дела.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 22 августа 2015 г. по вине Восканяна А.Г. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобиль «Audi A4», принадлежащий Арепьевой О.В., получил механические повреждения (л.д. 6 — 8).

В порядке прямого возмещения ущерба ответчик выплатил Арепьевой О.В. страховое возмещение в размере 232 568,46 руб. (л.д. 7).

Не согласившись с размером выплаченного страхового возмещения, потерпевшая обратилась к независимому эксперту ООО «АвтоГарант», в соответствии с заключением которого стоимость восстановительного ремонта транспортного средства с учетом износа составила 450 381,03 руб., а утрата товарной стоимости — 77 290 руб.

Истцом в адрес ответчиков направлены претензии, которые оставлены ими без удовлетворения (л.д. 40, 41, 43, 44).

В ходе рассмотрения спора судом первой инстанции по ходатайству Восканяна А.Г. была назначена судебная автотехническая экспертиза.

Согласно заключению эксперта от 23 июня 2016 г. N 4556-Э стоимость восстановительного ремонта автомобиля с учетом износа составила 217 978,33 руб., а вероятная утрата товарной стоимости — 43 336,63 руб.

По ходатайству истца судом первой инстанции была назначена дополнительная автотехническая экспертиза, в соответствии с заключением от 5 сентября 2016 г. N 4672-Э которой стоимость восстановительного ремонта автомобиля составила 220 977,20 руб.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что размер выплаченного ОАО «НАСКО» страхового возмещения превышает стоимость восстановительного ремонта транспортного средства истца, а следовательно, полностью возмещает причиненный Арепьевой О.В. ущерб.

При этом, учитывая предположительный характер выводов эксперта о размере утраты товарной стоимости, изложенных в заключении судебной экспертизы, и отсутствие иных доказательств, позволяющих достоверно определить ее размер, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для возмещения утраченной товарной стоимости.

Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции и их обоснованием согласился.

Между тем судами не учтено следующее.

В силу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (пункт 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Читать еще:  Пищеблок журналы

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. N 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (действовавшего на момент рассмотрения судами настоящего спора) к реальному ущербу, возникшему в результате дорожно-транспортного происшествия, наряду со стоимостью ремонта и запасных частей относится также утраченная товарная стоимость, которая представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида транспортного средства и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно-транспортного происшествия и последующего ремонта.

Аналогичные разъяснения приведены в пункте 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. N 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Таким образом, утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу наряду со стоимостью ремонта и запасных частей автомобиля, поскольку уменьшение его потребительской стоимости нарушает права владельца транспортного средства, и в ее возмещении страхователю не может быть отказано.

Согласно разъяснениям, изложенным в абзаце втором пункта 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

Пункт 13 указанного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации разъясняет, что при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которое это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использоваться новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчиком будет доказано или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 10 марта 2017 г. N 6-П указал, что положения статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации — по их конституционно-правовому смыслу в системе мер защиты права собственности, основанной на требованиях статей 7 (часть 1), 17 (части 1 и 3), 19 (части 1 и 2), 35 (часть 1), 46 (часть 1) и 52 Конституции Российской Федерации и вытекающих из них гарантий полного возмещения потерпевшему вреда, — не предполагают, что правила, предназначенные исключительно для целей обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, распространяются и на деликтные отношения, урегулированные указанными законоположениями.

Иное означало бы, что потерпевший лишался бы возможности возмещения вреда в полном объеме с непосредственного причинителя в случае выплаты в пределах страховой суммы страхового возмещения, для целей которой размер стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства определен на основании Единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов.

В контексте конституционно-правового предназначения статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации Закон об ОСАГО, как регулирующий иные страховые отношения, и основанная на нем Единая методика определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства не могут рассматриваться в качестве нормативно установленного исключения из общего правила об определении размера убытков в рамках деликтных обязательств и, таким образом, не препятствуют учету полной стоимости новых деталей, узлов и агрегатов при определении размера убытков, подлежащих возмещению лицом, причинившим вред.

Таким образом, принцип полного возмещения убытков применительно к случаю повреждения транспортного средства предполагает, что в результате возмещения убытков в полном размере потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы его право собственности не было нарушено.

С учетом приведенных положений статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по применению этой нормы и правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации судам следовало оценить совокупность имеющихся в деле доказательств, подтверждающих размер причиненных Арепьевой О.В. убытков.

Отказ в иске о возмещении убытков в полном объеме нарушает конституционный принцип справедливости и лишает заявителя возможности восстановления его нарушенных прав.

В случае несогласия с представленным истцом расчетом убытков обязанностью суда, предусмотренной действующим законодательством, являлось установление размера подлежащих возмещению убытков с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению, однако суды от данной обязанности фактически уклонились.

Исходя из изложенного выше, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судебными инстанциями нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

С учетом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 21 марта 2017 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 21 марта 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

satyrn-908 › Блог › Верховный суд встал на сторону владельцев ОСАГО. Обзор пяти дел

Что разрешено страхователям с точки зрения высшей судебной инстанции
Москва. 27 ноября. INTERFAX.RU — Страховщики продолжают при малейшей возможности уклоняться от выплат по полисам ОСАГО, а суды не всегда могут распознать злоупотребления, свидетельствуют материалы новой серии «страховых» судебных споров, которые дошли до Верховного суда (ВС) РФ. Эксперты отмечают, что кассационная инстанция остается на позиции защиты интересов слабой стороны — страхователя и отчасти нивелирует влияние лоббистов на законодательство. Отраслевые эксперты в свою очередь опасаются, что решения ВС открывают новые возможности для злоупотреблений «недобросовестных страхователей».

На протяжении ноября Верховный суд опубликовал серию кассационных определений по делам, в рамках которых автовладельцы оспаривали отказы страховых компаний выплатить компенсации по ОСАГО. Эти дела объединяет то, что во всех случаях суды районного звена удовлетворяли требования к страховщикам, после чего апелляция эти решения отменяла. Верховный суд разобрал ошибки судов второй инстанции и вернул им все пять дел на пересмотр.
Страховщик не может диктовать условия осмотра

Первое из этих пяти дел касается ситуаций, когда владелец имеет право не доставлять поврежденную машину в страховую компанию и заказать оценку ущерба самостоятельно.

Это актуальная проблема, считают эксперты. Мошенники зачастую приглашают представителя страховщика на осмотр в населенный пункт, расположенный в сотнях километрах от областного центра, заведомо зная, что никто туда не поедет, сказал «Интерфаксу» заместитель гендиректора СК «МАКС» Виктор Алексеев.

В случае, который рассмотрел ВС, хозяин автомобиля Mitsubishi Pajero, у которого в результате аварии разбилось в том числе и стекло, не поехал в офис страховой компании, несмотря на два вызова, проигнорировал и приглашение приехать для согласования осмотра, высланное уже после отправки претензии и проведения экспертизы. «Росгосстрах» на этом основании платить не стал.

Это неправомерно, решили судьи ВС. Если машина повреждена настолько, что эксплуатировать ее нельзя (даже если просто разбито стекло), то страховщик должен организовать осмотр на территории пострадавшего в течение пяти дней. Не должна страховая компания требовать и доставки аварийной машины на эвакуаторе, вводя ее владельца в дополнительный расход. В противном случае потерпевший при любых повреждениях машины признавался бы способным транспортировать его к страховщику, что противоречит закону об ОСАГО, отметил ВС в своем определении. А раз компания не удосужилась организовать осмотр, то потерпевший вправе самостоятельно обратиться за экспертизой, и страховщик должен будет признать ее результаты, резюмировали судьи.

Представители страховой индустрии опасаются, что это решение создаст им серьезные сложности. «Потерпевшего дважды приглашали на осмотр, после чего ему предложили приехать для согласования даты, времени и места осмотра — это вполне разумные действия», — сказал «Интерфаксу» начальник управления методологии урегулирования убытков Российского союза автостраховщиков (РСА) Андрей Маклецов. Теперь же автоюрист мог бы сослаться на решение ВС, указав, что раз суд вернул дело, то потерпевший, который игнорировал предложение страховщика, прав. «Данное решение мы не можем оценить как благоприятное для страховщиков», — отметил он.
Утраченному праву на экспертизу — еще несколько месяцев

Второе дело — тоже «росгосстраховское». Компания отказалась выплатить страховое возмещение пострадавшему, когда тот представил результаты самостоятельно заказанной экспертизы ущерба. «Росгосстрах» посчитал, что такого права у хозяина машины уже не было, так как 4 июля 2016 года вступил в силу запрет на такие действия (ст. 12 закона об ОСАГО), а авария произошла 22 июля 2016 года.

Это неправильный подход, указал ВС. В подобных случаях судам следует обращать внимание не на дату ДТП, а на момент заключения договора, разъяснила кассационная инстанция. А бумага эта была подписана до изменения 12-й статьи закона об ОСАГО.
www.interfax.ru/business/…ps%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Подобные ситуации возникают в периоды внесения изменений в профильное законодательство, когда и страховщик, и потерпевший не всегда понимают, какие нормы закона об ОСАГО работают в зависимости от дат, фигурирующих в деле (дата ДТП, дата заключения договора, дата вступления в силу изменений в закон об ОСАГО), считают в РСА.

При этом подход ВС союз приветствует. «Решение суда затруднит поиск лазеек между датами для предъявления неправомерных требований», — сказал Маклецов из РСА. Бывают, по его словам, и добросовестные заблуждения, неверное понимание нововведений.

«Нужно отказаться от поправок в закон об ОСАГО в нынешних реалиях, чтобы дать практике устояться и избежать неправомерных претензий, основанных на различном понимании нововведений», — резюмировал сотрудник РСА. Впрочем, директор судебно-правового департамента Страховой компании «Согласие» Анна Полина-Сташевская считает, что определение ВС по этому делу четко основано на положениях действующего законодательства.
Ущерб можно обосновать непосредственно в суде

В центре третьего спора оказался отказ страховой компании «ВСК» платить из-за неполного пакета документов, который направил автовладелец. В последовавшем затем судебном процессе размер ущерба был установлен, страховщик его не оспаривал. А раз так, то лишать права на страховое возмещение нельзя, решил ВС. Можно отклонять только дополнительные требования: компенсацию морального вреда, неустойку штраф и пр., следует из кассационного определения.

«Верховный суд принял обоснованное решение», — считает Полина-Сташевская. Не согласен с ней Алексеев из СК «МАКС», у которого решение Верховного суда вызывает серьезные опасения. По его мнению, суд должен установить не только ущерб, но и документально подтвердить сам факт аварии, иначе все «пьяные» наезды на препятствия могут превратиться в ДТП.

«Злоупотребления по таким ситуациям были и раньше, а на фоне отмены с 20 октября справки о ДТП (так называемая форма №154 — ИФ) можно получить всплеск сфальсифицированных ДТП», — предупреждает он. «Действия недобросовестных страхователей могут быть весьма неприятны», — опасаются в РСА. Представители РСА видят в этом почву для конфликтов и роста числа обращений в суд.
Страховщик не может отказать в выплате вместо банкрота

Читать еще:  Региональный материнский капитал в Свердловской области в 2019 году

В четвертом деле виновник ДТП был застрахован в страховой компании «Оранта», у которой отозвали лицензию 29 апреля 2015 года. Потерпевший обратился к своему страховщику — «СК Мегарусс-Д» — за компенсацией, но получил отказ.

Так делать нельзя, указал ВС. Страховая компания потерпевшего в подобных случаях должна заплатить, а потом может обратиться за компенсацией в профессиональное объединение страховщиков, следует из кассационного определения.

Это уже устоявшаяся практика. Если виновник ДТП был застрахован у страховщика, у которого затем отозвали лицензию, мы направляем заявку на акцепт, а затем выставляем требование на оплату в РСА, говорит Алексеев. По его словам, не было случая, чтобы РСА отказал в компенсации.

По закону об ОСАГО, в этом случае потерпевший обращается за прямым возмещением убытков, а страховщик затем обращается в РСА. Такая практика существует с 2014 года, когда вступили в силу соответствующие поправки, отмечают в союзе страховщиков: «Таким образом выплачивается около двух третей всех компенсационных выплат — безо всяких судов, просто по закону».
Доверенность — это тоже владение

Пятое дело возникло из-за отказа страховой компании «Гелиос» компенсировать автовладельцу ущерб от аварии, в которую попали два его автомобиля. Автомобиль Toyota, где хозяин был за рулем сам, ударил Mercedes, которым управляли по доверенности.

Суды двух инстанций поддержали страховщика на том основании, что кредитор и должник в случае такой аварии едины в одном лице, но ВС направил дело на новое рассмотрение. Он указал, что водитель Mercedes владел машиной в момент ДТП и, значит, на него распространяются все связанные с владением обязанности. «Отказывая в удовлетворении исковых требований, судебные инстанции не указали каких-либо норм, в силу которых страховщик освобождался бы от выплаты страхового возмещения в случае причинения лицом, ответственность которого застрахована, вреда имуществу другого лица», — говорится в определении ВС.
Работа над ошибками

Эту серию дел объединяет то, что страховые компании допустили явные злоупотребления, а нижестоящие суды не смогли их распознать, отмечают эксперты. «Верховный суд в целом остается на позиции защиты прав страхователя, как слабой стороны», — сказал «Интерфаксу» адвокат Алексей Михальчик.

В последнее время под давлением лоббистов страховой отрасли происходит дрейф законодательства не в пользу пострадавших, отметил он. «Требования к страхователям ужесточаются под предлогом борьбы с мошенниками, но в результате мы получаем формулировки закона, de facto устанавливающие презумпцию недобросовестности лица, обратившегося за получением страховой выплаты», — сказал Михальчик.

Но практика ВС, по его словам, отчасти нивелирует эту тенденцию. «В указанных судебных актах совершенно правильно разъясняется, что основополагающим обстоятельством для страховщика является факт ущерба, а не сопутствующие формальные обстоятельства», — отметил Михальчик.

«Эти решения Верховного суда пресекают злоупотребления, допущенные страховыми компаниями», — отметила руководитель юридического отдела юридического бюро «Падва и Эпштейн» Татьяна Манакова. При этом, по ее словам, они почти полностью основаны на разъяснениях, которые ВС дал в постановлении от 29 января 2015 года №2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств». Значит, резюмирует Манакова, ожидать изменения судебной практики не стоит.

Верховный суд встал на сторону владельцев ОСАГО. Обзор пяти дел

Что разрешено страхователям с точки зрения высшей судебной инстанции

Москва. 27 ноября. INTERFAX.RU — Страховщики продолжают при малейшей возможности уклоняться от выплат по полисам ОСАГО, а суды не всегда могут распознать злоупотребления, свидетельствуют материалы новой серии «страховых» судебных споров, которые дошли до Верховного суда (ВС) РФ. Эксперты отмечают, что кассационная инстанция остается на позиции защиты интересов слабой стороны — страхователя и отчасти нивелирует влияние лоббистов на законодательство. Отраслевые эксперты в свою очередь опасаются, что решения ВС открывают новые возможности для злоупотреблений «недобросовестных страхователей».

На протяжении ноября Верховный суд опубликовал серию кассационных определений по делам, в рамках которых автовладельцы оспаривали отказы страховых компаний выплатить компенсации по ОСАГО. Эти дела объединяет то, что во всех случаях суды районного звена удовлетворяли требования к страховщикам, после чего апелляция эти решения отменяла. Верховный суд разобрал ошибки судов второй инстанции и вернул им все пять дел на пересмотр.

Страховщик не может диктовать условия осмотра

Первое из этих пяти дел касается ситуаций, когда владелец имеет право не доставлять поврежденную машину в страховую компанию и заказать оценку ущерба самостоятельно.

Это актуальная проблема, считают эксперты. Мошенники зачастую приглашают представителя страховщика на осмотр в населенный пункт, расположенный в сотнях километрах от областного центра, заведомо зная, что никто туда не поедет, сказал «Интерфаксу» заместитель гендиректора СК «МАКС» Виктор Алексеев.

В случае, который рассмотрел ВС, хозяин автомобиля Mitsubishi Pajero, у которого в результате аварии разбилось в том числе и стекло, не поехал в офис страховой компании, несмотря на два вызова, проигнорировал и приглашение приехать для согласования осмотра, высланное уже после отправки претензии и проведения экспертизы. «Росгосстрах» на этом основании платить не стал.

Это неправомерно, решили судьи ВС. Если машина повреждена настолько, что эксплуатировать ее нельзя (даже если просто разбито стекло), то страховщик должен организовать осмотр на территории пострадавшего в течение пяти дней. Не должна страховая компания требовать и доставки аварийной машины на эвакуаторе, вводя ее владельца в дополнительный расход. В противном случае потерпевший при любых повреждениях машины признавался бы способным транспортировать его к страховщику, что противоречит закону об ОСАГО, отметил ВС в своем определении. А раз компания не удосужилась организовать осмотр, то потерпевший вправе самостоятельно обратиться за экспертизой, и страховщик должен будет признать ее результаты, резюмировали судьи.

Представители страховой индустрии опасаются, что это решение создаст им серьезные сложности. «Потерпевшего дважды приглашали на осмотр, после чего ему предложили приехать для согласования даты, времени и места осмотра — это вполне разумные действия», — сказал «Интерфаксу» начальник управления методологии урегулирования убытков Российского союза автостраховщиков (РСА) Андрей Маклецов. Теперь же автоюрист мог бы сослаться на решение ВС, указав, что раз суд вернул дело, то потерпевший, который игнорировал предложение страховщика, прав. «Данное решение мы не можем оценить как благоприятное для страховщиков», — отметил он.

Утраченному праву на экспертизу — еще несколько месяцев

Второе дело — тоже «росгосстраховское». Компания отказалась выплатить страховое возмещение пострадавшему, когда тот представил результаты самостоятельно заказанной экспертизы ущерба. «Росгосстрах» посчитал, что такого права у хозяина машины уже не было, так как 4 июля 2016 года вступил в силу запрет на такие действия (ст. 12 закона об ОСАГО), а авария произошла 22 июля 2016 года.

Это неправильный подход, указал ВС. В подобных случаях судам следует обращать внимание не на дату ДТП, а на момент заключения договора, разъяснила кассационная инстанция. А бумага эта была подписана до изменения 12-й статьи закона об ОСАГО.

Подобные ситуации возникают в периоды внесения изменений в профильное законодательство, когда и страховщик, и потерпевший не всегда понимают, какие нормы закона об ОСАГО работают в зависимости от дат, фигурирующих в деле (дата ДТП, дата заключения договора, дата вступления в силу изменений в закон об ОСАГО), считают в РСА.

При этом подход ВС союз приветствует. «Решение суда затруднит поиск лазеек между датами для предъявления неправомерных требований», — сказал Маклецов из РСА. Бывают, по его словам, и добросовестные заблуждения, неверное понимание нововведений.

«Нужно отказаться от поправок в закон об ОСАГО в нынешних реалиях, чтобы дать практике устояться и избежать неправомерных претензий, основанных на различном понимании нововведений», — резюмировал сотрудник РСА. Впрочем, директор судебно-правового департамента Страховой компании «Согласие» Анна Полина-Сташевская считает, что определение ВС по этому делу четко основано на положениях действующего законодательства.

Ущерб можно обосновать непосредственно в суде

В центре третьего спора оказался отказ страховой компании «ВСК» платить из-за неполного пакета документов, который направил автовладелец. В последовавшем затем судебном процессе размер ущерба был установлен, страховщик его не оспаривал. А раз так, то лишать права на страховое возмещение нельзя, решил ВС. Можно отклонять только дополнительные требования: компенсацию морального вреда, неустойку штраф и пр., следует из кассационного определения.

«Верховный суд принял обоснованное решение», — считает Полина-Сташевская. Не согласен с ней Алексеев из СК «МАКС», у которого решение Верховного суда вызывает серьезные опасения. По его мнению, суд должен установить не только ущерб, но и документально подтвердить сам факт аварии, иначе все «пьяные» наезды на препятствия могут превратиться в ДТП.

«Злоупотребления по таким ситуациям были и раньше, а на фоне отмены с 20 октября справки о ДТП (так называемая форма №154 — ИФ) можно получить всплеск сфальсифицированных ДТП», — предупреждает он. «Действия недобросовестных страхователей могут быть весьма неприятны», — опасаются в РСА. Представители РСА видят в этом почву для конфликтов и роста числа обращений в суд.

Страховщик не может отказать в выплате вместо банкрота

В четвертом деле виновник ДТП был застрахован в страховой компании «Оранта», у которой отозвали лицензию 29 апреля 2015 года. Потерпевший обратился к своему страховщику — «СК Мегарусс-Д» — за компенсацией, но получил отказ.

Так делать нельзя, указал ВС. Страховая компания потерпевшего в подобных случаях должна заплатить, а потом может обратиться за компенсацией в профессиональное объединение страховщиков, следует из кассационного определения.

Это уже устоявшаяся практика. Если виновник ДТП был застрахован у страховщика, у которого затем отозвали лицензию, мы направляем заявку на акцепт, а затем выставляем требование на оплату в РСА, говорит Алексеев. По его словам, не было случая, чтобы РСА отказал в компенсации.

По закону об ОСАГО, в этом случае потерпевший обращается за прямым возмещением убытков, а страховщик затем обращается в РСА. Такая практика существует с 2014 года, когда вступили в силу соответствующие поправки, отмечают в союзе страховщиков: «Таким образом выплачивается около двух третей всех компенсационных выплат — безо всяких судов, просто по закону».

Доверенность — это тоже владение

Пятое дело возникло из-за отказа страховой компании «Гелиос» компенсировать автовладельцу ущерб от аварии, в которую попали два его автомобиля. Автомобиль Toyota, где хозяин был за рулем сам, ударил Mercedes, которым управляли по доверенности.

Суды двух инстанций поддержали страховщика на том основании, что кредитор и должник в случае такой аварии едины в одном лице, но ВС направил дело на новое рассмотрение. Он указал, что водитель Mercedes владел машиной в момент ДТП и, значит, на него распространяются все связанные с владением обязанности. «Отказывая в удовлетворении исковых требований, судебные инстанции не указали каких-либо норм, в силу которых страховщик освобождался бы от выплаты страхового возмещения в случае причинения лицом, ответственность которого застрахована, вреда имуществу другого лица», — говорится в определении ВС.

Работа над ошибками

Эту серию дел объединяет то, что страховые компании допустили явные злоупотребления, а нижестоящие суды не смогли их распознать, отмечают эксперты. «Верховный суд в целом остается на позиции защиты прав страхователя, как слабой стороны», — сказал «Интерфаксу» адвокат Алексей Михальчик.

В последнее время под давлением лоббистов страховой отрасли происходит дрейф законодательства не в пользу пострадавших, отметил он. «Требования к страхователям ужесточаются под предлогом борьбы с мошенниками, но в результате мы получаем формулировки закона, de facto устанавливающие презумпцию недобросовестности лица, обратившегося за получением страховой выплаты», — сказал Михальчик.

Но практика ВС, по его словам, отчасти нивелирует эту тенденцию. «В указанных судебных актах совершенно правильно разъясняется, что основополагающим обстоятельством для страховщика является факт ущерба, а не сопутствующие формальные обстоятельства», — отметил Михальчик.

«Эти решения Верховного суда пресекают злоупотребления, допущенные страховыми компаниями», — отметила руководитель юридического отдела юридического бюро «Падва и Эпштейн» Татьяна Манакова. При этом, по ее словам, они почти полностью основаны на разъяснениях, которые ВС дал в постановлении от 29 января 2015 года №2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств». Значит, резюмирует Манакова, ожидать изменения судебной практики не стоит.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector